Графоманский сайт

«Читать» —

Зыбучие пески мелочей (Гиперион — Ден Симмонс)

Единственное, что приходит в голову по прочтении книги - «Так не бывает». Фантастика – это возможность заглянуть в будущее, а перед нами даже не сказка. В сказках есть хотя бы намёк для добрых молодцев, а тут нет ничего, кроме странных фантазий. Буду считать, что это фентези. В подтверждение этого можно отнести мир, в котором происходит действие. Очень непохоже на реальность, всё как-то специально закручено и вывернуто, чтобы не было пересечения с реальностью.

Что ещё есть в книге. Очень много технических, этнических и прочих подробностей. Для описания происходящего используется очень много деталей: про род работы персонажей, про культуру общения с подробностями, про природу непонятную и неведомую, всё это нужно помнить и автор к ним постоянно отсылает. Объяснения пространные и не имеют ничего общего с реальностью, зачем всё это нужно?

В книге много отсылок к законам физики, ещё есть длинные детальные описания неведомых материалов, почему просто на сказать «прочный и прозрачный» или «человека вынесло воздушной волной на улицу». Непременно нужно забить память всякой ерундой.

Развитие науки в книге выглядит весьма нелогично. Запросто из трупа делают живое, но при этом ездят на вьючных животных, аппараты легко летают меж звёзд, но никто не в состоянии сделать прибор для изучения лабиринтов. Все планеты имеют жёсткую специализацию, непонятно, как это может быть. Видимо так проще писать, но так не бывает, чтобы на всей планете могла расти только одна кукуруза.

Действующие герои всегда тщательно подобраны, никаких случайных людей, все строго по графику, все строго по логике – это скучновато. Все характеры выписаны карандашом, никаких полутонов, всё черно-белое. Человек всегда представляет собой сплетение плохого и хорошего, а тут строгое деление на плохих и хороших. Чувства тоже без полутонов, страх безмерный, смелость без сомнений, где вы таких находите? Рафинированных людей в реальности не бывает. Очень много романтизма в отношениях, не обязательно быть сволочами, но некоторая доля прагматизма есть в каждом романтике.

Если в сюжете есть что-то необъяснённое здесь и сейчас, то это нужно будет потом. Как это всё помнить? Мне нравится когда пистолет может просто лежать, а тут ничего лишнего. Всё пойдёт в дело. Это очень затратно в первую очередь для писателя, но меня это все запоминания и напоминания тоже утомляют. Я люблю когда напоминаний не много и все они глобальны. Единственное, что написано просто так, сексуальные сцены. Они не несут никакого смысла, но присутствую во множестве, к чему бы это?

Есть ещё много претензий, но можно переходить к выводам. Эта книга не может быть великой, это очень наивные фантазии. Много мелочей, много деталей, но при этом нет людей, есть только идеально придуманные фантастические образы. Великой может быть книга про реальных людей, про их страхи, надежды и поступки. Великий автор рассказывает о возможных вариантах жизни человека, а эта книга про то, каким автор хочет видеть мир. Лично мне это неинтересно. Я утопаю в песке мелочей и за всеми многочисленными песчинками я перестаю видеть хоть какой-то смысл.

Дмитрий Мусатов,

Желание иллюзий (Крыса в лабиринте — Станислав Лем)

Людям непременно нужно сделать себе хуже. Из всех способов поиска решений человек непременно выбирает самый неподходящий. Из всех возможных ситуаций человек выходит задом наперёд и с закрытыми глазами. Например, инопланетяне. Отчего человечество видит их либо в розовом, либо в чёрном цвете? Почему они непременно должны быть либо захватчиками, либо богоподобными носителями Вселенского Просветления? Ответ прост: так удобнее любому человеку, имеющему дело с религией. Но как это может происходить в реальности?

На деле подобного быть не может. В принципе. Я про это уже устал говорить, никто меня не слушает. Но господин Лем, в отличии от меня, заслуживает доверия? У него много книг про невозможность реализации человеческих фантазий о инопланетянах, но большинство из них длинные и непростые в понимании. Оказалось, что у него есть короткие по метражу, но ёмкие по смыслу рассказы. Я и не знал до поры до времени о существовании маленького рассказа "Крыса в лабиринте". На пяти десятках страниц разжёвывается теория возможного контакта с инопланетной цивилизацией на небольшом примере. Всё коротко, просто и понятно.

Человек не в состоянии встретить хоть что-то похожее на себя, с этим придётся смириться. Это невозможно. Человеку пора перестать верить в ерунду с похожей формой жизни во Вселенной. Понятно, что очень хочется не быть в бесконечном мире одиноким, однако, вместо бесплодных мечтаний лучше тратить время на налаживание собственной жизни в собственном мире. Человек убивает время, отпущенное ему на совершенствование себя и своего мира, в мечтах и поисках оправдания собственных ошибок.

Жить в мечтах намного проще, нежели в реальной жизни. Можно делать вид, что всё хорошо и скоро будет ещё лучше. При таком образе жизни вообще кажется странным и непонятным, что книги Лема и ему подобных авторов хоть кто-то читает. Они вредны для человека, они постоянно намекают на никчёмность человеческих суждений и прямо говорят о невозможности большинства человеческих устремлений. Но книги есть и кто-то их читает. А вы читали Лема?

Дмитрий Мусатов,

Чужая голова (Замок. Процесс — Франц Кафка)

Очень давно я читал Замок и мне вроде как понравилось. Спустя много лет он попался мне в руки вновь и я решил его прочитать заново. Немного подумав, после Замка, я решил прочитать ещё что-то из творений Кафки. Попался Процесс. Может это случайность, а может и статистика.

Начнём с того, что они похожи, не как две капли, но пересечений предостаточно. Главного героя и там и там зовут К.. В обеих книгах присутствует незримое руководство, решающее всё за всех и при этом совершенно невидимое для всех. Главный герой никак не может договориться с властью, но предпринимает множество попыток, полагаюсь в основном на женщин. И ещё главный герой неадекватен.

Но это не главное, главное заключается в разговорах. Разговоров много, они ни о чём. И более всего они похожи на бред сумасшедшего. Они не несут никакого смысла, совершенно пусты и циклично замкнуты. Ходят и бродят вокруг одного и того же, но никогда не содержат конечного результата. Они вообще ничего не содержат. Вы когда-нибудь слышали бред человека с глубокого похмелья? Но то временное состояние, а тут целых две книги. Видимо, это состояние стабильно во времени.

Отчего всё это пользуется популярностью? Автора не забыли через несколько лет после выхода книг, он периодически всплывает в разных обзорах и сравнениях. Почему же публике так нравится заглядывать в чужую странную голову?

Вполне допускаю, что каждому читателю нравится на фоне прочитанного казаться самому себе ужасно респектабельным и здравомыслящим. Я сам когда-то прочитал Замок с удовольствием. Скорее всего в то время во мне не угас бунтарский дух и полное отторжение от реальности давало повод для сопереживания с неформатным отображением окружающего мира. Хотя и в то время я осознавал, что описываемый мир Кафки с реальностью не имеет никакой связи. Это мир, живущий только в голове автора. Написать две книги про одно и то же, это статистика. Неумение жить в реальном мире привело к созданию мира виртуального и твердит он про одно и то же в каждой книге. Это он — К.! Никак не может договориться с миром и стремящийся использовать женщин для достижения хоть чего-то для себя. А ещё он постоянно борется с невидимыми врагами. Прочтите, проверьте. Я лично Кафку читать более не намерен.

Дмитрий Мусатов,

Вне времени (Дом Черновых — Петров С.Г.)

«Дом Черновых» впервые я пытался прочесть ещё будучи учеником средней школы. Её потрёпанный вид говорил о востребованности, но я дальше нескольких страниц не продвинулся, слишком много чувств. Спустя тридцать лет я предпринял повторную попытку, на этот раз добрался до конца.

Удивительно, но мне кажется, что автор не любил календари и часы. Действие книги происходит на протяжении нескольких десятилетий, но при этом точная дата событий называется всего пару раз. Весь остальной текст изобилует временными отсылками вроде «как-то весной», «когда сошёл снег», «в наступившей жаре». Ни года, ни месяца, думай что хочешь. Правда, иногда герои проговаривались и рассказывали немного о себе - «Я тебя ждала год после своего письма». Но это бывает редко и ситуацию не сильно исправляет, год — это конечно хорошо, только вот какая дата была год назад? Помимо редких случаев, когда можно понять сколько времени прошло, всё основное повествование не даёт шансов определить, сколько времени прошло между событиями. Просто события сменяют друг друга, а потом оказывается, что прошло несколько месяцев, или лет.

То ли так было задумано, то ли так само получилось, но всё повествование как бы висит в воздухе, нет привязки к времени. Что-то происходит, события меняют друг друга, но при этом у меня не было никакого ощущения движения событий. При чтении книги читатель должен был прожить целую жизнь, а на деле я прожил ровно столько, сколько читал. Правда в конце как-то неожиданно наступила революция, но склонен думать, что это не герои кое-как дожили до 1917 года, а сама революция вздохнув отправилась удивлять 19 век.

Внутри дня ориентироваться тоже сложновато, встают «как выспался», обедают после того, как ноги промочил, а до Нового года осталось три партии в карты. Как можно так категорически игнорировать время?

Что же повисло вне времени? Купеческая семья переходит из 19 в 20 век. Совершенно очевидно, что она, как и всё купечество, загнивает и только революция в состоянии выпустить свежие силы из народа в жизнь. Но не всё так просто. Больший интерес представляют небольшие детали из жизни. Погромы после прихода белых и красных, раскулачивание без цензуры или описание жизни богемы — как всё это пропустили цензоры из КПСС? Может поэтому книга и была так затёрта? Странные мелочи заинтересовали?

Весьма странная книга, однозначно советовать для чтения невозможно, но вот как образец для изучения течения соцреализма вполне подойдёт.

Дмитрий Мусатов,

Без болтовни (Любовник Смерти — Борис Акунин)

Читая детектив, невольно вступаешь в соревнование в сыщиком — сможешь ли ты также быстро и ловко обнаружить убийцу? Это почти невозможно, но кто знает, вдруг получится. При этом писатель всегда на стороне своего героя, он то недоговорит, то многозначительно промолчит, одним словом делает максимум для создания трудностей логики у читателя. Это понятно, развязка должна быть неожиданной и эффектной.

Как ещё усложнить жизнь читателя? Совершенно перестать давать ему хоть какие-то подсказки. Обычное дело, когда рассказ ведётся глазами детектива, но это неразумно, читатель может узнать лишнее. А вот если вести повествование от имени подростка, необразованного и неуравновешенного? Читателю в таком случае можно говорить очень мало и через пень колоду.

Именно так и вещает книга «Любовник Смерти». По моему скромному мнению, у читателя нет никаких шансов самому разобраться в происходящем. Но может быть так даже интереснее? Психология подростка описана очень подробно, невольно погружаешься в происходящее с головой. Оказывается, мир глазами ребёнка может быть весьма трагичным. А счастливым детством тут и вовсе не пахнет.

Окончание книги зашифровано тщательно. Лично я не смог даже приблизиться к разгадке. Автор сделал максимум для моего постоянного неведения и при этом интерес к чтению сохраняется. Каким-то странным образом эта книга не про Фандорина, а про мальчика-беспризорника из Москвы.

Как бы не стремился читатель блеснуть эрудицией и открыть все секреты ещё до финала, писатели будут постоянно изобретать новые методы противодействия. Им нужно, чтобы мы читали и не скучали. Успеха им!

Дмитрий Мусатов,